Родное поле Сергея Кузнецова

kuznetsov

Рабочий день фермера Сергей Кузнецова начинается в пять утра, и летом, и зимой дел невпроворот. В его хозяйстве две фермы на 150 голов крупного рогатого скота, 185 гектаров земли.

Основные работы он выполняет сам — управляет всеми машинами в хозяйстве, орудует пилой на лесозаготовках. Он и плотник, и бетонщик, и сварщик, и каменщик… Сергей Николаевич первым в области зарегистрировал крестьянское хозяйство «Кузнецов и К», было это 17 ноября 1989 года.

Часть земли, на которой хозяйствует Кузнецов, принадлежала еще его прадеду. Отец Сергея Николаевича был директором совхоза. Он ушёл на пенсию с директорской должности в 1997 году, не допустив упадка хозяйства, что удавалось тогда немногим руководителям. Затем помогал сыну в фермерском хозяйстве.

Как не любить эту землю, на которой работали предки.  Хотя Сергей Николаевич говорит, что любовь к земле бывает порой безответной.

— Трудишься, вкладываешь силы, а результат, которого ожидаешь, не всегда получаешь.  то погода подведет, то еще какие-то причины вмешаются. Но несмотря на неудачи, хочется работать на земле.  Разлюбить ее невозможно.

Сергей Кузнецов бывал в Латвии, Финляндии, других странах, обменивался опытом с местными фермерами. Но и к нему приезжали зарубежные специалисты и находили многое, чему можно поучиться. И более всего поражала гостей любовь хозяина к земле своих предков, которую он возрождает своими золотыми  руками.

— Сергей Николаевич, удивительно, что на этой земле работал еще ваш прадед, такая преемственность просто потрясает.

— Да, на этой земле трудился мой прадед Михаил Александрович. Он, как и многие крестьяне из этих мест, в конце 19 – начале 20 века ездил на заработки в Петербург.  Несколько специальностей сменил, маляром работал, и даже жандармом служил. Когда началась Столыпинская реформа, прадед с двумя племянниками вернулись в родные места и стали работать на земле, было это в 1905 году. Раньше здесь было огромное поле, километров на десять  простиралось. Настоящее русское поле! Условия климатические у нас довольно суровые, но травы здесь растут прекрасно, овес отличнейший.  Зерновыми я перестал практически заниматься, комбайн поизносился, новый покупать не на что.  Да к тому же и земли  хватает только на то, чтобы на корм скоту  заготовить  необходимое  количество сена и сенажа.

— В последнее время много говорится о поддержке местных сельхозтоваропроизводителей. Какие, на ваш взгляд, главные сложности в работе фермера?

— Сейчас чрезмерный контроль установлен за нашей работой. Хотя Президент России Владимир Путин говорит о том, что надо уменьшать число проверок, на местах, в регионах их очень много. Один раз в квартал молоко на анализ надо сдавать обязательно. А сколько волокиты с  ветеринарным свидетельством,  оформляешь его в районе, а печать надо ставить в Ярославле. Или, к примеру,  убойный пункт по новым правилам  должен располагаться на расстоянии 300 метров от производственного помещения . В других странах нет таких жестких условий. А у нас, если не все инструкции выполняешь, в деревне, получается, жить вредно для здоровья. В Латвии, где я недавно побывал, о проверках фермеров предупреждают заранее. Личные подсобные хозяйства все-таки меньше контролируют, хоть как-то можно выживать. Но скот уже мало кто держит  из сельских- жителей. Если в  90-е годы в Савинском было 80 коров, то сейчас осталось две-три.

— Вы бывали в разных странах, а что еще  можно почерпнуть из опыта иностранных фермеров, привнести на нашу почву?

— Почерпнуть можно многое, но, самое главное — это отношение государства к сельскому хозяйству. В европейских странах все платят за электроэнергию по одному тарифу и  частники, и крупные предприятия, и мелкие. А у нас – несправедливость великая – небольшие сельхозпредприятия  платят за киловатт больше, чем крупные заводы.

Заниматься производством молока становится невыгодно, нервно и затратно.

— Сергей Николаевич, сейчас отечественных сельхозтоваропроизводителей призывают обеспечивать своей продукцией прежде всего регионы, где они непосредственно трудятся, а  вы  куда сдаете молоко?

— Молока мы немного сдаем, летом в сутки производим в среднем 800 килограммов, зимой 200. Приезжают перекупщики и увозят нашу продукцию, в основном, в Московскую область. Здесь, в левобережье, молоко сдавать некуда. Меня волнует то, что на заводах используют заменители молока.  На предприятие въезжает один молоковоз, а с продукцией выезжают четыре машины. Если так пойдет и дальше, то у нас вообще исчезнут натуральные молочные продукты.

—  Какие перспективы вы видите для своего хозяйства?

— Намереваюсь  заняться разведением галловейской породы крупного рогатого скота.

Она была выведена в графстве Галловей, которое расположено в Шотландии. Животные этой породы хорошо приспособлены к всесезонному выпасу, к снежным зимам. Преимуществ породы: неприхотливость в содержании, возможность круглогодичного пастбищного выпаса.

-Сергей Николаевич, у вас высокие награды за  труд — Почетный знак Алексея Мельгунова, медаль ордена  «За заслуги перед Отечеством» II степени, которые даются за очень большие заслуги.

— Это фермеры меня рекомендовали. Считаю, что  надо награждать крестьян за их труд, они этого достойны.

— Как вы относитесь к созданию крупных сельхозхолдингов?

— У холдингов много минусов, прежде всего, они наносят вред экологии. Я за оптимальные хозяйства, где-то можно и комплекс на 10 тысяч голов возвести, если это вдали от населенных пунктов. В Америке, к примеру, фермер сам коров  доит, участвует в производстве. Работник должен в поле зрения хозяина, мне ближе этот принцип.

Лариса ФАБРИЧНИКОВА

Газета «Берега»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *